Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

вкусно и полезно



Ах, какие есть прекрасные люди. Цитаты из интервью переводчика с итальянского
( в том числе) Геннадия Киселева.

На что на самом деле больше похожа нынешняя Италия — на «Образы Италии» Муратова или на «Гоморру» Савьяно?


Смотря с какой стороны зайти. Зайдете с подветренной, скажем, со стороны венецианской лагуны, как все приличные путешественники, в том числе и Муратов, будут вам сказочные, скользящие образы Италии, ее «опаловые дали, синие горы на горизонте», и как потянете носом в Риме, так по крайней мере семьсот гоголевских ангелов и влетят вам «в носовые ноздри». А подберетесь с наветренной, ну, например, через подсобку окраинной траттории Неаполя, и попадете в мир «Гоморры», т.е. каморры, т.е. неаполитанской мафии, описанной Роберто Савьяно: от наваждения этого мира он сам не может избавиться который год. Впрочем, эта Италия предназначена для внутреннего потребления. Странно, однако, что гораздые на выдумку южане, запатентовавшие как минимум три разновидности мафии, до сих пор не водят вип-экскурсии за «дикие бабки» по мафиозным сходнякам. Или водят?

Видеть Италию, да и любую другую страну со стороны — все равно, что видеть со стороны самого себя. В этом смысле Тициано Скарпа исключение, поскольку он родом из Венеции. Венеции повезло с писателем-краеведом, а уж как повезло писателю… Я бы, кстати, не прочь предложить собственный маршрут по Венеции и лагуне. Маршрут исключительно личный, на сей раз с подробным указанием ресторанов и «закрытых» венецианских едален (о них Скарпа программно умалчивает), островов и островков, углов и уголков, русского следа и многих других следов, музеев, частных домов, лавок, людей, людей неповторимых, правил поведения и времени года для их исполнения. Микроскопический туризм, скорость передвижения нулевая.

В массовом сознании Италия ассоциируется — если брать «кухонный» аспект — с помидорами, лимонами, на худой конец баклажанами. Почему в «Чиполлино» — а это первый текст, в котором русский ребенок обычно сталкивается с образом Италии, — культурный герой — Лук? И почему помидор и лимон там представляют отрицательные черты?

Вся эта огородная палитра и сюжетная овощебаза — плод, извините за каламбур, социально обостренного авторского воображения, имеющего гораздо больше отношения к «Капиталу» Маркса, чем к Италии 60-х. Этим объясняется и его гипертрофированная известность в СССР. А лучшие вещи этого прекрасного детского писателя написаны, как водится, для взрослых. И, как водится, не были переведены на русский.

Массовое представление об Италии по гастрономической части прочно связано во всем мире не с дарами грядки, а вот с чем: бокалом игристого просекко на аперитив, моццареллой из молока буйволицы, одним из бессчетных видов пасты аль денте, горячим без подробностей (на которые иначе ушла бы вся краска в типографии) и граппой. Пиццу, как заезженную пластинку, мы оставляем в этом перечне «на закуску».

Что бы вы посоветовали русскому, который хочет совершить гастрономический гран-тур по Италии?Collapse )

Вера Павлова

- Наложница лажи, заложница лжи
и схимница схемы,
скажи мне, скажи мне, скажи мне, скажи,
куда мы и где мы?
- Игра, в день рожденья: подвешены в ряд
лисички и зайцы,
и кто-то, с завязанными, наугад...
Мы рядом висим, мой возлюбленный брат.
= Срезайте.


* * *
Я в курсе своих ракурсов -
я фотогигиенична.
Улыбку сырную? - Накося!
К себе изнутри привычная,
хозяйка своих мускулов,
ваяю себя снаружи
и прячу свою музыку,
тоску, одиночество, ужас.

* * *
За пианино, к целому свету спиной.
За пианино, как за высокой стеной.
За пианино, в него уходя, как в забой,
как в запой. Никого не беря с собой.

* * *
ПОДРАЖАНИЕ АХМАТОВОЙ
и слово х.. на стенке лифта
перечитала восемь раз

* * *
Запомните меня такой,
как щас: рассеянной и резкой.
И слово бьется за щекой,
как бабочка за занавеской.

* * *
Не можешь писать - читай.
Не можешь читать - пиши.
Не можешь писать - пиши
письма. Не можешь писать
писем - читай вслух
ребенку "Федорино горе".

* * *
если есть чего желать
значит будет о чем жалеть
если есть о чем жалеть
значит будет о чем вспомнить
если будет о чем вспомнить
значит не о чем было жалеть
если не о чем было жалеть
значит нечего было желать

* * *
Одиночество - это болезнь,
передающаяся половым путем.
Я не лезу, и ты не лезь.
Лучше просто побудем вдвоем,
поболтаем о том, о сем,
не о том, не о сем помолчим
и обнимемся, и поймем:
одинокий неизлечим.

* * *
Давай друг друга трогать,
пока у нас есть руки,
ладонь, предплечье, локоть,
давай любить за муки,
давай друг друга мучить,
уродовать, калечить,
чтобы запомнить лучше,
чтобы расстаться легче.

* * *
Не взбегай так стремительно на крыльцо
моего дома сожженного.
Не смотри так внимательно мне в лицо,
ты же видишь - оно обнаженное.
Не бери меня за руки - этот стишок
и так отдает Ахматовой.
А лучше иди домой, хорошо?
Вали отсюда, уматывай!

боязнь публичных выступлений

Меня пригласили почитать свои стихи! Какой ужас. Во-первых, я плохо помню их наизусть, а во вторых, мне кажется их нужно читать не со сцены, а шептать на ухо. И в-третьих, я думаю, они вообще не для широкой аудитории, а скорее для вполне конкретных людей, интересные только им, а может даже и им не. Словом, чем скорее меня закидают помидорами, тем быстрее я перестану их писать!