July 13th, 2011

Великое путешествие в Витебск

Как это было.

После веселых чтений своих грустных стихов, тем же рассветом я отправилась в Витебск на свадьбу. Обнимая подушку в шесть утра, я билась остатками рифм о дверцу машины.

Когда мы доехали, то квартира уже кишела гостями в последней стадии суматохи. Разгребая руками потоки суетящихся людей я дошла до первой попавшейся кровати и рухнула, на полу валялась моя книжка. Бабушка невесты – (филолог из Бобруйска) сказала, что как раз накануне читала ее весь вечер и Белоруссия просто должна узнать о новом поэте. Конечно, в Бобруйск! успела подумать я и отключилась. Проснулась от набиравшего обороты мата молодоженов. Жених уехал мыть машину и пока он натирал салон парафином, невеста сходила с ума с визгами носясь по квартире в белых колготках и вечерней прическе. За 15 минут до начала церемонии небритый жених наконец приехал. В шортах, без украшенной машины и цветов. Я прикрыла деликатно дверь, чтобы не слышать совсем страшных воплей. Где мой ремень орал жених, где шарики на машину кричали свидетели, кто умеет завязывать галстук?! Нормальная такая свадебная суета по-моему. Не найдя электробритву жених успел порезаться обычной и кровь капала на белую рубашку. Нас не распишут, поехали уже! - верещала невеста.

Да, тропический пляж и никаких гостей, еще раз пометила я про себя во внутреннем блокнотике.

Три поколения "невест". Букет не кидали, а тупо отдали мне в руки.


В итоге, чуть не передавив половину витеблян на центральных улицах, мы все-таки успели. Вся церемония впрочем, заняла гораздо меньше времени, чем жених искал бритву. Потом было «фотографирование у фонтанов» и «шампанское на лавочке» - обязательные пункты в аттракционе «советская свадьба». Но они и устраиваются для предыдущего поколения в основном. Самое искреннее удовольствие (впрочем как от любого праздника) получала Маруся. Для нее эта суматоха, люди в нарядном, шарики, фонтаны, много конфет навсегда останутся прекрасным радужным воспоминанием. Как полезно уметь видеть все глазами ребенка!

В толпе витеблян.


В ресторане было вкусно и весело, Гусев правда перепил, но это обычный побочный эффект редко пьющего Гусева.

Два момента меня порадовали. Во-первых гости из Сахалина, жгущие не по детски. Когда на следующий день мы поехали на озеро, то неформальный праздник был куда смешнее.
Я поняла, что Сахалин это реальный край мира, дальше которого, только сами знаете… Фукусима. Поэтому на Сахалине все самое-самое, там даже паутина такая, что в ней засыпают стоя пограничники. И еще сто пятьдесят таких же историй, абсолютно готовых для Comedy club, Сахалин стайл, я прослушала, играя в пляжный волейбол, футбол и литрбол. Последний раз так непосредственно и весело было кажется только в пионерском детстве. Больше всего меня порадовал друг жениха, своим комментарием: - Ну что поэтесса, на томик стихов тут уже накопытила? Меня позабавило, что поэты пишут копытами и вообще слово поэтесса в его исполнении звучало как ругательство.
Ну и самое главное впечатление - это рецепт домашних витебских котлет. Его поведал мне на рассвете в день отъезда счастливый отец невесты. Все нужно делать своими руками, увещевал он – три вида мяса: свинина, телятина, утка, немного майонеза и меда (!)
Там было еще много впечатлений: ливни, славянский базар, простые и прекрасные люди. Но котлеты с медом на рассвете, после двух дней непрерывного счастливого стресса - были настоящим подарком богов!

Суровые сахалинско-витебские мужики над пустой тарелкой с котлетами.